Сын родился

Некоторое время назад Таня решила взять управление нашей семьёй в свои руки и разрушить сформировавшиеся устои патриархата. Для этих целей в ее голове созрел коварный план и она зашла со стороны демографии. Пузо стало расти и в нашей семье воцарился матриархат. В принципе стирка, глажка и уборка остались на ее совести, но теперь часть обязанностей можно было переложить на меня, а часть сделать попозже или совсем попозже или снова переложить на меня. Сон у неё стал длиннее пузо круглее, а мой нервный тик продолжительнее. Большой плюс, что её беременные хотелки были реальны и укладывались в рамки суточных биоритмов. Ночами я спал, готовый по первому зову броситься на амбразуру, но спал. Время пришло и доча попросилась на выход, в этот момент мои позиции как главы семьи еще сильнее пошатнулись и я занял позицию дамского угодника в квадрате, а если учитывать кошку Кнопу, то в кубе. Что же входило в мои обязанности? Всё! Но только тогда, когда я был дома, а дома я был не так часто, поэтому мои выходные были мои выходные только лишь отчасти. Время шло, дочь взрослела и наступило это прекрасное время, когда из матриархата вновь стал патриархат и Таня была разжалована с генеральских чинов. Не смотря на это всё, дамским угодником в нашей семье я быть не перестал — жене цветы, дочке фрукты, кошке куриные крылья.

Вообще очень хорошо иметь свой цветник дома, я бы даже сказал, что полезно, но за ним столько ухода, что я всё чаще и чаще стал задумываться о помощнике. С Таней договориться удалось быстро — она надевает вновь погоны генеральши, я занимаю подчинённо-выжидательное положение. Второй раз было заметно, что Таня наигралась в генеральские чины совсем недавно и поэтому всё было более-менее спокойно. Может быть дело в опыте, а может быть в том, что работы было много, учёбы не меньше и дома я бывал реже. Один год и одиннадцать месяцев назад в этот мир пришла Алёна Константиновна звонко оповестив мир о своём появлении. Я до сих пор помню ту с урывками сна ночь, палату, уставшую Таню и само появление на свет нашего совместного маленького чуда. К Степану Константиновичу мы подготовились более основательно, наметили две предполагаемые даты, сели на бочку с порохом и стали ждать. Стёпка решил не быть предсказуемым, отчего я собрал все пробки и светофоры пока летел домой. Это был фальстарт, можно было расслабиться, успокоиться, принять бокал успокоительного и лечь спать. Когда пробки улеглись, на небо вышла луна, а ночь стала тёплой, Степан Константинович дал понять, что пора. Появившись на свет и полежав на маме, Степка носом уткнулся мне в грудь и засопел. Пока еще есть возможность,Таня отсыпается, я пью шампанское, а Степан Константинович уже сутки принимает поздравления.

Понравился текст? поделитесь им

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp